Украинский контрактник: Чиновники относятся к «атошнику», как к какому-то «червю»

1876
mykyivregion.com.ua

Корреспондент информационного портала “Моя Київщина” пообщался с военнослужащим по контракту в Вооруженных силах Украины Евгением Драчом, который участвует в войне на Донбассе. Евгению 25 лет, он родом из небольшого села Гейсиха, Ставищенского района Киевской области

– Как и когда Вы попали на войну?

– Я пошел воевать в 2015 году, когда меня призвали в четвертой волной мобилизации. Но можно сказать, что я пошел добровольно: забирать повестку в военкомат поехал сам. Ушел потому, что я к тому времени уже отслужил срочную службу, и у меня были некоторые навыки по стрельбе. Кроме того, произошло нападение на мою страну, а значит я должен ее защищать. Я отбыл мобилизацию, проведя в зоне антитеррористической операции тринадцать месяцев, уволился несколько месяцев посидел дома и подписал полугодовой контракт.

– Не смогли найти себя в гражданской жизни? ..

– Почему же … За это время я поступил на первый курс Киевского национального университета им. Т. Г. Шевченко. И кстати мое участие в боевых действиях мне помогло. Это связано с тем, что для атошникив есть определенное количество бюджетных мест. Сейчас учусь на государственном, на заочном отделении.

– Как относятся к Вам командиры?

– Отношение – разное, потому что в течение прохождения службы в АТО мы не служим с одними и теми же командирами.

Что можно сказать как об общей тенденции, так о и плохом обеспечении. Первая форма, которую нам выдали, плавилась при высокой температуре, приходилось взимать эту пластмассу вместе с кожей. Позже выдали другую форму, но она очень быстро изнашивается и рвется. Поэтому приходится покупать одежду себе самому. Хотя несмотря на все нас заставляют ходить в официальной, изданной государством форме.

– Что в зоне АТО такого, что, по Вашему мнению, следует изменить руководству государства, чтобы наши ребята находились в лучших условиях?

– Очень много команд и приказов, просто абсурдны. Такое ощущение, что некоторые из офицеров спустился с Луны и не понимает, что здесь происходит. Вот, например, приказ начальника ВСП (военная служба правопорядка, – ред) поставить на штрафплощадку все волонтерские машины, то есть это те машины, которые подвозят боеприпасы на передовую и которые вывозят раненых. Те машины, которые предоставляет государство, это старая техника, в которую еще надо свои деньги вкладывать. Поставка по запчастям очень слабое. И если волонтерские машины забрать, многих раненых просто не успеют довезти до госпиталей.

Обеспечение медикаментами вообще очень слабым. У меня есть своя аптечка, которую я собирал по натовским стандартам. В аптечках, которые нам выдают, лежат таблетки от головной боли, возможно, попадется старый бинт или старый жгут, который, скорее, не помогает, а травмирует. Поэтому мы сами составляем себе аптечки.

С обувью – немного лучше ситуация. Есть и зимне и летняя обувь, но все же я покупаю себе другое. Но когда я был впервые призван по мобилизации, случались такие случаи, что обувь не было, бойцы бегали в кроссовках. Сейчас обувью все обеспечены, на что я даже не ожидал.

– Оцените отношение государства к участникам АТО.

– По выделению земли – нужно ходить, выбивать, добиваться. Ходя между кабинетов, чувствуешь себя каким-то хламом. Чиновники относятся к «атошника», как к какому-то «червю». Другие помощи для участников АТО даже нигде не озвучиваются, и в основном «атошникы» не знают о них.

Когда они приезжают домой, сельсовет платит им каких-то 900 грн., А о другом – ни слова. Власти говорят, что земли очень мало и говорят: на сельскохозяйственные нужды не будет 2 га, выделяют всего 1 га. Большинству вообще говорят, что земли нет вообще. Хотя свободной земли, в частности, в Ставищенском районе очень много, но эту землю арендуют фермеры в сговоре с сельскими головами, и поэтому нам никто давать ее просто так не будет.

Если с кем-то из представителей власти разговаривать с глазу на глаз, то это добренькие, пушистые люди: мол, пожалуйста, обращайся в любой момент, мы поможем. На самом деле, похоже на то, что мы для представителей власти – дополнительный способ получить деньги. Ведь мы не получим бонусы от государства, а они куда-то идут.

– И в завершение. Вы родом из села, от которого депутаты-мажоритарщики в Верховной Раде есть Виталий Гудзенко. Расскажите, как у Вас, как у участника АТО, складываются отношения с этим депутатом, есть ли какой результат от делать?

– Если честно, никак. Его работы я не испытываю.

Беседовал Валерий Мищенко, Моя Київщина